Category: музыка

Акула

(no subject)

Тут некоторые любезные мне няши заставили меня вернуться мыслями к прошлому ЖЖ. И я невольно вспомнил еще одно место боевой славы.

А помните люди, как мы хором в каментах у кого-то крайне элитного пели "Маленькую девочку" Крематория?

Ну вот это вот:

"Маленькая девочка со взглядом какашки

Я тоже когда-то ебал Чебурашку"?

Или 

"Я тоже лежал в сюртуке черно-белом

И мой силуэт обвели белым мелом"?

Много там куплетов было спето... Кто помнит? Живо ли еще то место? и есть ли на него ссылка?

Акула

(no subject)

А что если взять от втентаклика музыку, от ЖЖшечки форматирование поцтов и от ФСБучека мирное население? Это будет дивная новая соцсеточка (со шлюхами из Тиндера и блекджеком от 1иксбет)

Акула

Лукьяненко Сергей, Холмогоров Валентин - Пограничье 10, Очаг [Воронецкий Станислав, 2018, 128 kbps,…

Лукьяненко Сергей, Холмогоров Валентин - Пограничье 10, Очаг [Воронецкий Станислав, 2018, 128 kbps,…

Лукьяненко Сергей, Холмогоров Валентин - Пограничье 10, Очаг [Воронецкий Станислав, 2018, 128 kbps, MP3] » [Аудио] Российская фантастика, фэнтези, мистика, ужасы, фанфики » Ска....

Posted by Valentin Mzareulov on 15 июл 2018, 21:36

from Facebook
Акула

(no subject)

Наслушался тут ваших разговоров, полез разбираться и был шокирован по самые помидоры. Боб Дилан, оказывается, белый!
Я - русский

Судьба штаб-трубача

Марш «Прощание славянки» – одно из тех произведений, что навсегда вошли в историю музыкальной культуры. Его автор – 28-летний музыкант, штаб-трубач 7-го запасного кавалерийского полка Российской империи Василий Иванович Агапкин. 2014 год – это год 130-летия со дня его рождения и 50-летия со дня смерти.

61-30-05-14МУЗЫКАНТ родился 22 января (3 февраля по новому стилю) 1884 года в Михайловском уезде Рязанской губернии в деревне Шанчерово в семье крестьянина, вынужденного батрачить. Семья жила настолько бедно, что не было возможности отремонтировать трухлявую избу. И вот однажды по весне, уложив на телегу нехитрые пожитки, родители Василия Ивановича, как говорили в то время в народе, «вышли на большак», то есть двинулись в поисках заработка в путь. Он лежал в портовый город Астрахань.
Жизнь в Астрахани началась с несчастья. Годовалым ребёнком Вася остался без матери, а семи лет лишился отца, который трудился грузчиком в порту. Семья, которая к тому времени насчитывала шесть человек, сильно бедствовала, поэтому детям пришлось ходить по городу и просить подаяние.
Но именно там, в Астрахани, первый раз в жизни девятилетний Василий Агапкин увидел военный духовой оркестр, который шёл во главе пехотной колонны, провожая военных в летние лагеря. Было это в 1893 году.
Мачеха привела Василия к капельмейстеру и попросила принять его в военный оркестр. Слух у мальчика оказался безукоризненным, и он сразу был принят в духовой оркестр 308-го Царевского резервного пехотного батальона воспитанником-корнетистом, а вскоре становится солистом оркестра.
Весть о молодом музыканте очень быстро распространилась по региону, и до 1910 года Агапкин проходит службу в военных оркестрах в Грозном, Александрополе (ныне – Гюмри), Тифлисе. Частые смены мест службы в Кавказском регионе были обусловлены стремлением Василия найти более высокое жалованье, основную часть которого он отсылал мачехе и маленьким сёстрам.
В январе 1910 года Агапкина зачисляют в 7-й запасный кавалерийский полк на сверхсрочную службу штаб-трубачом, с местом дислокации в Тамбове, где он параллельно проходит обучение в музыкальном училище.
В НАЧАЛЕ октября 1912 года Россия поддержала освободительную войну государств Балканского союза (Болгария, Греция, Сербия и Черногория) против Османской империи. Русский народ близко к сердцу принимал известия, приходившие с балканского театра военных действий, туда отправлялось немало добровольцев. Особенно поражал мир тот факт, что в составе добровольческих отрядов было немало славянок, оставивших дом, детей и близких. И воевали они там не только в качестве сестёр милосердия, но и как обычные солдаты.
Именно подвиг славянских женщин и побудил Василия Агапкина в 1912 году написать первое произведение – марш «Прощание славянки». Этот марш, впервые прозвучавший на строевом смотре полка, в котором проходил службу Агапкин, был подхвачен другими военными оркестрами, записан на грампластинки и вскоре стал очень популярным.
Вобрав тревожное предощущение грядущих войн, грустное и грозное «Прощание славянки» телеграфной молнией облетело едва ли не все вокзалы и призывные пункты России в 1914 году, став с той поры поистине всенародной музыкой.
Стремительный круговорот событий 1917 года, захлестнувший страну, также повлиял на жизненный путь Агапкина. В 1918 году он добровольцем поступил в Красную Армию в качестве капельмейстера, организовав в 1-м красном гусарском Варшавском полку духовой оркестр, под марши которого красные гусары прошли сотни огненных вёрст, сражаясь с белополяками за Гродно, Барановичи, Минск.
62-30-05-14После окончания Гражданской войны, по возвращении в Тамбов в мае 1920 года, Агапкин становится капельмейстером в 115-м (впоследствии – 74-й) батальоне ВЧК, выполнявшем задачи по охране общественного порядка в городе. С этого момента начинается служба Василия Ивановича в органах безопасности.
Создав оркестр в батальоне, а в дальнейшем в 27-м отдельном батальоне войск ГПУ, Агапкин проявил себя как профессионал и организатор. В короткие сроки руководимые талантливым капельмейстером оркестровые коллективы завоевали популярность в Тамбове, исполняя разнообразный репертуар.

Collapse )
Товарищ Сталин

Союза Советских Республик ревущий передний рубеж!..

Их танков звериные стаи в ручных превращает собак
"Иосифа Сталина" стали тяжелый советский кулак!
М.Калинкин, "ИС"

В преддверии светлого праздника Дня Великой Октябрьской Социалистической Революции камрад partisan_p немало порадовал ссылкой на подборку песен Михаила Калинкина. Помните тридцатьчетверку? Так это он.

Я ОЧЕНЬ советую послушать эти песни. Например Атаку.

Collapse )

Но от критики все-таки не удержусь. Как ни жаль, но до уровня "Тридцатичетверки" большинство песен все-таки не дотянули. Калинкин для меня сразу поднялся как бы не выше Слатова и "Беретов"... Но не более. Все это песни о Той самой войне, о Победе, о Прохоровке, об ИС-2 или о PzKpfw.V - а в "Тридцатичетверке" он пел о победе в любой войне. О том, что мы сильнее не немцев - мы сильнее всех на свете. Не о силе - о гениальности. Под ИСа или Дуэль с Пантерой хорошо брать Берлин или гонять Гудериана подальше от Москвы - но под "Тридцатьчетверку" танковые армии ГСВГ могли выходить к Ла-Маншу, а ПТ-76 морской пехоты ТОФ - брать Перл-Харбор.. Эта песня достойна стать гимном Имперской армии.

Есть, впрочем, и у нее недостаток - мелкий, но досадный.

Это путь, идущих вперёд,
Молодых и сильных машин,
Что начало своё берёт
Из твоей российской души.

НЕ К МЕСТУ тут этот мелкий шовинизм. Ну не российская у него душа. Русская, советская - какая угодно. Но не российская. Добрый железный зверь был рожден Харьковским заводом. Да и зачем выпячивать роль РСФСР? Уж на той войне и славы и позора точно хватило на всех.

А еще есть Ветеран. Если и не лучшее, то одно из у Калинкина. Кажется даже не совсем военное. Но все равно сильнейшее.

Collapse )

Знаю одно. "Тридцатьчетверку" я могу крутить часами без остановки. "Ветерана" вряд ли стану. Только изредка. Под коньячок. Вот как сейчас...

Еще мне абсолютно НЕ понравились песни про Кубинку - это уровень ведомственного капустника. А среди остального немного режут слух штампы. Когда удачный образ - "неба гуаши", "и это поле снова наше", "тридцатьчетверки главная деталь - танкиста закопченный организм" - повторяется несколько раз, это сильно портит впечатление.

Но в целом - я ОЧЕНЬ рекомендую слушать.

Акула

Аве, Цезарь!!!

Который день шагаем твердо, твердо, твердо!
Нам не дают ни жрать, ни пить, ни спать!
Но что поделать, если мы – когорты, мы – когорты,
Изволь рубить, изволь маршировать!
Ни одного, ни одного удара мимо!
Пусть я убит, но легион – непобедим.
Когорты Рима, императорского Рима
За горизонт распространяют этот Рим!
А нам бы бабу, нам бы бабу, нам бы бабу,
А нам бы всласть говядинки пожрать!
Но Цезарь рявкнул: “Вам пора бы, вам пора бы
За славный Рим со славою, опять же, подыхать!”
Ну что поделать, чтоподелать, коль приперло!
Опять когорта на мечи пошла.
И я стараюсь пересохшим горлом
Орать припев про римского орла…
Товарищ Сталин

Продоложаем восхищаться песнями Калинкина

Без всякой истерики на политические темы. Просто хорошо.

Вот и все. Остывают стволы.
И механик глотает из фляжки.
Между траками вянет полынь -
Мы сегодня родились в рубашке.

И во рту шелестящая медь
Объясняет - мы живы с тобою!
Там кому-то другому гореть
После этого встречного боя...

Ах как сладок горящий табак,
Людям, выжившим в танковом тире.
Это - общая наша судьба
Под названьем Т-34!

Этот грохот, звенящий в ушах
И наводчик от пороха серый,
Это - общая наша душа,
Что насквозь пробивает "Пантера"...

Траектория траков пройдет
В неизвестность по жизненной глади.
А прославленный танковый взвод
Догорает на клевере сзади...

Мы стоим на опушке вдвоем,
В люк вливаются неба гуаши -
Это поле, с кострами на нем
Наше все-таки! Все-таки наше!

Мы в измятую кружку нальем,
Мы помянем танкистов вчерашних...
Это поле с кострами на нем
С утра этого все-таки наше!

http://front2000.ru/songs/mmk06tank.mp3
  • Current Music
    М.Калинкин, После Прохоровки
Акула

Продолжаем вечер советской песни )

Парашюты рванулись,
Приняли вес.
Земля колыхнулась едва.
А внизу - дивизии
«Эдельвейс»
И «Мертвая Голова».

Автоматы выли,
Как суки в мороз,
Пистолеты били в упор.
И мертвое солнце
На стропах берез
Мешало вести разговор.

И сказал господь:
- Эй, ключари,
Отворите ворота в сад.
Даю команду
От зари до зари
В рай пропускать десант. -

И сказал господь: -
Это ж Гошка летит,
Благушинский атаман,
Череп пробит,
Парашют пробит,
В крови его автомат.

Он врагам отомстил
И лег у реки,
Уронив на камни висок.
И звезды гасли,
Как угольки,
И падали на песок.

Он грешниц любил,
А они его,
И грешником был он сам,
Но где ты святого
Найдешь одного,
Чтобы пошел в десант?

Так отдай же, Георгий,
Знамя свое,
Серебрянные стремена.
Пока этот парень
Держит копье,
На свете стоит тишина.

И скачет лошадка,
И стремя звенит,
И счет потерялся дням.
И мирное солнце
Топочет в зенит
Подковкою по камням.