Category: религия

Товарищ Сталин

(no subject)

Дорогие танколюбцы, танкофилы и просто друзья во маньячестве! Подскажите, кто знает.

Итак, в рiдной Американщине центром паломничества до последнего времени был бездарно проебанный мной музей в Абердине, оно же US Army Ordnance Museum.

Присутствовали там помимо стандартного набора (все американское, вся панцерваффа, 34-ка, ИС-3 и т.д.) и редкости - МВТ-70 и Бальшая 16-дюймовая Береговая Дура, первые аглицкие железные капуты.

C 2010 года все это счастье перевозилось на новое место в городке Форт Ли и похоже недоступно для публики. Правильно ли я понял, что старое место уже закрыто, а новое еще не открыто и соваться ни туда ни туда нет смысла?
Акула

(no subject)

Тоже Виктор Третьяков. Увы, мп3 я так и не нашел :(

Красная река

Что кричишь, юродивый?
Помолчи, братушка…
Нету больше Родины,
Померла, матушка.

Храбростью прославившись,
Верою и родом,
Да, померла — не справившись
С собственным народом!

Где теперь виновные?
Да мы же все, смертные:
Господа верховные
И разные бедные.

Эх, победили, вроде бы,
И царя и Бога…
Оглянись, юродивый!
Дальняя дорога…

Мимо красных, как кровь, знамён,
Мимо стройных рядов колонн,
Мимо лжеоснов, снов и звонких слов,
Мимо фальши…

Мимо сборников всех речей,
Мимо тридцать седьмых ночей,
Кровь рекой течёт,
Плоть мою несёт
Дальше, дальше…

Мимо зон и тройных постов,
Мимо храмов, что без крестов,
Вдоль дворцов царей и секретарей,
Мимо воли…

Мимо дач аппаратных шлюх,
Мимо нищих больных старух,
Мимо цинковых гробов,
И детей-рабов
В поле…

Ах, Русь, неужто, это ты?
Но, где же твой победный клич?
И лишь на фоне нищеты
Рыдает бронзовый Ильич.

А сколько, блёклых от дождей,
Повсюду гипсовых вождей
И, значит, в омуте речей
Рыдают тыщи Ильичей…

Но, только, дальше река течёт,
Кто не с нами был, тот не в счёт.
Ведь были разными,
Но в речке красными
Стали флаги.

И плыву я, такой как есть,
Мимо лозунгов «Ум и честь!»,
Мимо счастья всех людей,
И других идей на бумаге…

И так проплыв по крови до моря,
Я узнал совершенно точно,
Что это Сталин принёс нам горе,
А теория — непорочна!

Я снова слышу: «Ум и честь!»,
Не зря же создан генофонд.
Ты дай убогому поесть,
И он опять пойдёт на фронт.

Но я кричу не для того,
Чтоб встать на модный пьедестал,
Я сам от этого всего
Смертельно, в общем-то, устал.

Устал смеяться и рыдать,
А на семь бед — один ответ:
Мне просто больно наблюдать,
Как нас дурачат столько лет!